Чили - мы не собирались туда ехать. Совершенно не собирались, но обстоятельства порой выше нас, и так уж случилось что матушка природа разбушевалась не на шутку, и все планы поглощения текилы и ознакомления с культурой великих цивилизаций майя и инков были бесцеремонно сорваны жуткими ураганами, обрушившимися на берега Мексиканского залива. Контора, которая обещала нам байки, просто перестала отвечать на звонки, факсы и прочие мэйлы, хотя ничего странного в этом я не усмотрел. Делать это по пояс в воде крайне затруднительно, а от голубиной почты мы уже отвыкли. Срочно была нужна альтернатива, причем только в южном полушарии, так как там весна и черешня, а здесь холодно, пасмурно и сплошной фронт депрессий, борьба с которыми затянулась, как открытие второго фронта.

В общем, мы выбрали Чили, забросив проштудированные путеводители и карты Мексики. Ирония судьбы - в это путешествие я решил собраться как положено, тщательно изучив все особенности страны, состояние дорог и соблюдя прочие формальности «бывалого полярника», ничего не забывающего и не набивающего в рюкзак ненужный хлам. Но традиции нарушать нельзя, и они были соблюдены до мелочей: хлам в рюкзак, никаких карт, никаких маршрутов, никаких бронирований отелей (что всегда тупо). Бывало, такой подход в походе прокатывал на ура, и авось ну, а чем сегодня не вчера?

Дабы не выглядеть полным тупицей, я все же попытался собрать кое-какую информацию о стране. Она оказалась крайне обрывочной и противоречивой. Самое основное, что есть в Чили, или как это выстроилось в моем воображении. Там есть много хорошего вина, и еще из алкоголя там есть писко сауэр об этом поведал наш товарищ Сева (он был в Чили зимой), и еще он сказал по секрету, что это самый писко нам будут предлагать везде, и кое-где даже бесплатно, но пить его нельзя ни в коем случае. Севе я был склонен доверять, тем более сам он этот самый писко сауэр пил, причем много и даже просил привезти бутылочку. На вопрос, почему его не следует пить, Сева отвечал туманно, мол, последствия могут быть совершенно непредсказуемыми. Вот он до сих пор о нем мечтает, а это настораживает.

Еще в Чили есть горы, океан, вулканы, пустыня Атакама, нужно обязательно иметь дождевик, даже если дождей не обещают, нужно иметь испанский разговорник, чтобы поселиться в отель и заказать еду. Еще я узнал, что там есть самая большая медная шахта в мире, туда прилетает самое большое количество НЛО и там нет ядовитых змей. Вот практически и все. Не энциклопедический, конечно, запас знаний, но нафига, спрашивается, ехать в путешествие, если знаешь о стране все. Самые интересные познания надо добывать самостоятельно, пусть даже они идут вразрез с фундаментально научными, но зато свои.

Между небом и землей

Про перелет рассказывать не буду, разве что совсем коротко, ведь это отдельное приключение, особенно если вы летите рейсами «ЭйрФранс». По своей наивности я полагал, что плохо обслуживать могут в «Аэрофлоте». Признаюсь - был не прав. Каждая минута общения (не считая сна) с представителями АФранса неумолимо поднимала рейтинг «Аэрофлота». А к концу перелета с патриархами авиационных традиций счетчик терпения зашкалил и шкалу Рихтера, и Цельсия с Фаренгейтом, он просто трещал, как счетчик Гейгера в эпицентре ядерного взрыва. Зато в Чили с авиаперелетами все ОК, сотрудники вежливы, не хамят и все делают вовремя.

Хорошо космонавтам будущего - они будут преодолевают свои парсеки в здоровом анабиозе. Ну мы не космонавты, и нам, как полным дикарям, пришлось довольствоваться банальным отравлением организма алкоголем. При этом хочу отметить, что нам крупно повезло. Почему, спросите вы? Наш консультант по Чили - Сева - рассказывал, что высушенные как воблы стюардессы АФ настолько не любят пассажиров, что отбирают у них бутылки с виски, купленные за кровные в дьюти фри. При этом они обещают вернуть их в конце полета, а сами, ехидно хихикая, выливают благородный напиток в сортир. Вот такие нравы царят на родине демократии и первой социалистической революции.

Скажу честно, я Севе не поверил, но, перед тем, как хлмордать из горлышка, озирался, дабы стюардесса была подальше. Если честно, я их не осуждаю, может это одна из форм патриотизма. Есть же чокнутые, вступающие в рыцари ордена французских вин, и ничего более не пьющие. Главное - дипломчик в рамочке. В общем, каждый утверждается как может.

Ура, вот мы и в Чили на родине Сальвадора Альенде и нынче опального Аугусто Пиночета. Трансатлантические авиамученья позади, и мы в аэропорту Саньтяго. Быстро проходим таможенные формальности, берем билет на местный рейс, еще два часа в воздухе, и мы заходим на посадку в «Пуэрто-Монт». Время в полете пролетело незаметно благодаря отличному обслуживанию, ну, и сами понимаете чему.

Осмотры достопримечательностей завершили в местном ресторанчике, где отведали легендарный «Писко Сауэр», оказавшийся чем то вроде молодой браги, и решили на следующий день переехать в соседний Пуэрто-Варас, что и сделали на такси. День в ожидании мотоциклов прошел в осмотре местных достопримечательностей в виде маленьких туристических магазинчиков и поедании клубники в огромных количествах. Погода располагала к пешим прогулкам – солнце, ни единого облачка на небе и великолепные виды вулкана Осорно и огромного бездонно-голубого озера, раскинувшегося у наших ног. Мы у ворот Лос Лагоса – озерного края.

Между землей и водой

Всю ночь за окном грохотал дождь, стук капель дождя заглушали только завывания ветра. Озеро превратилось в кипящий котел – отличный вид и мокрая перспектива. Под утро шторм стих, а дождь лишь ослаб. Покидать теплую гостиницу не было никакого желания, местный прогноз погоды тоже не сулил ничего хорошего как минимум на ближайшую неделю. Ребята из туристической компании пригнали наши мотоциклы BMW R1150 GS, один из которых приехал своим ходом, а второй в кузове пикапа. Выдали карты, документы, порекомендовали, куда стоит заехать, и куда не соваться, да и помахали ручкой, до встречи в Санътяго.

Очевидно, весны без дождей не бывает даже в южном полушарии. Дождевики стали самым незаменимым предметом экипировки на предстоящую неделю. В нашем распоряжении были дороги и время, а ближайший забронированный отель ждал в Саньтяго, за два дня до вылета домой. Под нашими колесами простиралась страна длиной в 4000 км и шириной в 250-300 км. Эта полоска земли, зажатая между Тихим океаном и горной цепью Анд, на три недели принадлежала только нам. Никаких гидов, анимаций, трансферов и прочих радостей организованного отдыха. Однако свобода выбора с первого дня нас не особо баловала - дождь хлестал с особым остервенением. Попытка подняться на смотровую площадку вулкана не увенчалась успехом - горная дорога, состоящая из укатанного вулканического туфа, постепенно превращалась в маленькую реку, и тяжеленные бимеры не радовали комфортом, превращаясь в неуклюжих баварских коров. В общем, пришлось ретироваться на асфальт, и продвигаться на север, любуясь с трудом различаемыми сквозь пелену дождя природными красотами. Устав мокнуть, пытаемся найти место для ночлега и бросаемся на первый указатель «отель». Наше убежище оказалось большой виллой «Енсенада», раскинувшейся у подножья вулкана Осорно и совмещающей свое прямое сельскохозяйственное предназначение с туристическим бизнесом. Такого отеля мне еще никогда не доводилось встречать. Огромное поместье с лошадьми, гаражами сельскохозяйственной техникой различных эпох, как действующей по сей день, так и музейного вида. В номерах нас ждали кровати с перинами метровой толщины, скрипящие дощатые полы, медные раздельные краны в ванной комнате, непосредственно ванна на изогнутых ножках посредине комнаты и огромные сундуки со старинными вещами в коридорах. К тому же мы оказались единственными постояльцами, и ужин был накрыт не в столовой, а в гостиной с горящим камином и стенами, увешанными артефактами колониальной эпохи. Только ради этой виллы стоило приехать в Чили. Ночь прошла традиционно под шум дождя и в надеждах, что утром его не будет.

Наутро поливало вовсю. Печально позавтракали без вина, и, прилипая к мокрым седлам, двинули дальше. Основное население Чили живет в городах, расположенных в центре страны, так как юг суров из-за холодов, дождей и ветров, а север суров жарой, отсутствием дождей и ветров. А нам на это совершенно все равно - мы едем и любуемся красотами, несмотря ни на что. Ведь самым плохим альтернативам в жизни есть и самые хорошие. Дождь компенсируем чилийским Кончито Торес, впитавшем в себя энергию солнца, так что природный баланс сил остается в равновесии. Юг страны удивительно красив своими лесами и горными массивами, увенчанными величественными вулканами. Снег на их вершинах практически никогда не тает. Если есть вулканы, значит, есть и термальные источники, окунуться в которые нам рекомендовали наши чилийские друзья. Выбираем точку на карте с отметкой «термас» и направляемся туда, пронизывая бесконечные горные мокрые серпантины. Наш «термас» находится практически на границе с Аргентиной. По мере подъема в горы фермерских полей становится все меньше, и постепенно они исчезают вовсе. Что впереди, никто не знает, карта молчит как рыба. Есть ли там отель или просто озеро с горячей водой, совершенно непонятно. Но нам везет. Посреди гор и лесов вырастает настоящий пятизвездочный замок с огромным комплексом термальных ванн и бассейнов и флагом Чили, гордо реющем на флагштоке. Нет больше счастья в жизни, как погрузиться в горячую воду после того, как тебя целый день поливали из душа при температуре 8-10 по Цельсию. Тут начинаются первые трудности в нашем немногочисленном мотосообществе. Аня наотрез отказывается покидать роскошный «Чилиан Термалес». Уговоры и обещания не действуют. Ее аргументация, как всегда, отличается железной логикой - больше такого мы никогда не встретим. Мы, конечно, готовы ей уступить, но начинает пугать другое - она начинает скупать баночки с целебными грязями и мазями. Конечно, место в ее косметичке (42 литровый топ кейс BMW) еще есть. Если наступить на него двумя ногами, то даже замки закрываются, но и нам еще предстоит преодолеть 3-4 тысячи километров, мало ли чего купить придется. Попытки объяснить, что эти самые баночки продаются в аэропорту Сантьяго рядом с сувенирами, совершенно тщетны.

Поныряв еще денек, выдвигаемся в сторону океана. Для себя решаем, как двигаться по Чили. Так как страна вытянута вдоль гор и океана, а мы любим и то и другое, то самый оптимальный вариант двигаться челноком или змейкой от океана к горам и обратно. Неинтересные участки можно преодолевать по скоростной магистрали, тянущейся вдоль страны.

Сегодня в нашей программе океан и город Вальдивия. Это не женское имя, это имя мужественного освободителя. В город въезжаем под дождем, ставшим нашим традиционным спутником. Я начинаю понимать - несмотря на красивые названия, города Южной Америки не блещут европейской глазурью, контрастов тут куда больше. Тот факт, что Чили самое развитое государство в Южной Америке с низким уровнем преступности, очень радует. Думаю, находясь в портовом городке по другую сторону Анд, мы бы не чувствовали себя столь же вольготно. Кружа по Вальдивии в поисках гостиницы, постепенно пробираемся к центру. Обшарпанные здания, толпы разношерстно одетых и куда-то спешащих людей, хамоватые водители, не обращающие внимания на трудности ориентирования мотоциклистов с запотевшими визорами – как я это люблю. Это так напоминает родину. Бросаем мокрые вещи в отеле. Выбираемся в город, рассматриваем огромных моржей, свободно развалившихся в центре города на набережной рыбно-клубничного рынка. Огромные зверюги лениво позевывают и порыкивают на нас, когда приближаемся слишком близко. Зрелище впечатляет - это все равно, что посреди города валялись бы пьяные львы и зевали бы на прохожих.

Горы, солнце, ветер

Утро. Первое утро без дождя. Солнечно. Хорошо. Только завели мотоциклы, как кто-то включил кран. Солнца хочется и тепла. Будет вам солнце, будет... - подумалось кому-то наверху, и через полдня кран закрыли. В Чили огромное количество климатических зон, но пока мне показалось, что их две - мокрая и сухая. Дорога вьется через холмистые долины с раскинувшимися виноградниками – прямо как во Франции. Заканчивается асфальт, начинается грунтовая дорога, как ни странно, хорошая. Мы снова рвемся к океану. Непонятно, где и чем закончится дорога - на карте только мелкие и редкие населенные пункты, скорее всего, рыбацкие деревушки. Ветер со стороны океана становится все холоднее, а теплый шар солнца постепенно погружается в морскую пучину. Но нам везет - в деревушке, до которой мы добрались, принимают туристов, наверное, местных. Снимаем домик на берегу Тихого океана, цена просто нереальная - 40$ за троих с завтраком. Хозяева - индейская семья - нам безмерно рады, в поселке, кроме нас, ни одного туриста. В ходе разговора выясняется, что сезон еще не начался, и мы первые. Красота океана потрясает, огромные валы волн шумно обрушиваются на кромку берега, над ними пролетают стаи пеликанов, и все это подсвечивается мягко теплым светом заходящего солнца. Никогда не забуду этот вечер.

С утра беру камеру и ухожу на пляж снимать рассвет. Пять утра, одинокий рыбак проверяет сети, лодка качается на волнах, мотора нет – весла. Думаю, лет сто назад картина была бы такой же. Океан живет своей жизнью, он шевелится, как огромное животное, что-то бормочет, шипит волнами, от него веет невероятной силой. Он живет сам и дает жизнь миллионам других существ, и бывают моменты когда это чувствуется особенно сильно, так как сейчас. Только ради этого чувства сопричастности и хочется путешествовать на мотоцикле.

После завтрака трогаемся в путь, проезжаем эвкалиптовую рощу и двигаемся среди пастбищ и виноградников. Чем дальше от берега, тем становится жарче. По дороге замечаю вывеску «родео», очевидно, здесь намечается сельский праздник. Никаких туристов, только местные гаучо в национальных костюмах. Как выясняется, родео - это не обязательно скачки на быках или необъезженных мустангах. Здесь все гораздо сложнее: команда из двух наездников демонстрирует искусство управления теленком, которого гоняют по арене без подручных средств, управляя им только корпусом лошади. Рядом с ареной разворачивается торговля, продаются вещи, предназначенные для родео: всевозможная сбруя, шпоры и ничего для туристов. Солнце припекает, и мы начинаем постепенно поджариваться в мотоодежде.

Сегодня мы должны проехать через Сантьяго и остановиться в Вальпараисо. Чем ближе мы продвигаемся к Сантьяго, тем становится жарче, очевидно, в центральной части страны, где сосредоточены виноградники, климат самый теплый. Влетаем в город - это просто раскаленный котел, с учетом того, что по дороге было не жарко, в мегаполисе начинаем постепенно вариться заживо. Вообще климат очень странный. Мы это поняли особенно остро, когда стали удалятся в сторону пустыни Атакама. С океана дует холодный пронизывающий ветер, но стоит только углубиться вглубь материка, как начинается страшная жара. А так как дорога постоянно петляет, одеться по погоде становится просто невозможно. В результате пролетели город по скоростному шоссе, которое пересекает его с юга на север и, конечно, прозевали кольцевую дорогу, пришлось возвращаться обратно. По пути встретили несколько полицейских на таких же, как у нас BMW - они нас радостно приветствовали.

Вальпараисо - как я мечтал попасть в этот город! Практически, как Остап Бендер в Рио-де-Жанейро. И отмахав сто километров от Сантьяго по красивейшему шоссе, мы попали в настоящую дыру с романтически красивым названием. Однако попытки рассмотреть нечто романтически красивое в паутине кривых улиц и в силуэтах домов были тщетны. Наши плутания по городу в надеже найти отель не привели к успеху.

Проштудировав карту и путеводитель, нашли один отель на центральной площади – когда добрались до него, то плохо стало всем. Такого клоповника с туалетом в коридоре от Вальпараисо никто не ожидал. Практически единогласно проголосовали переехать в курортный город-спутник Винья дель Мар и восстанавливать там душевное равновесие. Восстанавливали, кажется два дня, и все больше вином.

В курортном городе все было хорошо, но там мы столкнулись с невиданным ранее явлением - им оказался рейсовый автобус. Причем столкнулись едва ли не в буквальном смысле. В плане погонять эти красавцы превосходят все мыслимые представления о движении городского транспорта. Наши «Автолайны» на «Газелях» просто дети в сравнении с чилийскими. Никогда не видел автобус, который в повороте так поддает газку, что проходит его со сносом задней оси, со светофора трогается как гонщик формулы и жмет до последнего на красный в надежде, что скоро зеленый, и тормозит в пол. Я не преувеличиваю, так ездят все автобусы поголовно, причем такси и легковушки ездят совершенно нормально.

После отдыха нам предстоит бросок в сторону пустыни Атакама, 200 км курортной зоны и цивилизация заканчивается. Прямое как стрела шоссе ведет на север, городки встречаются редко, машин очень мало, в основном грузовики, заправки не чаще, чем через 200 км. Пейзаж тоже стремительно поменялся - голые, прожженные солнцем скалы, покрытые невзрачной растительностью, деревьев нет, зато появляются кактусовые леса и чем дальше на север, тем их становится больше. Усиливается ветер, порой его порывы становятся такими сильными, что приходится с трудом удерживать тяжеленный мотоцикл, который таскает по шоссе, как щепку в бурном потоке. Особенно «весело» в таком положении проезжать над ущельями по мостам - перспектива быть сдутым ничуть не радует.

Перепады температуры становятся контрастней, термометр показывает от +40 до +15. Свернув с дороги в поисках ночлега, попадаем в настоящую райскую деревушку Папудо. Маленькая бухта с яхтами, и стадо пеликанов, безмятежно разгуливающих по крохотному пляжу. Достаю камеру и фотографирую этих красивых и благородных птиц. Идиллия полная.

На следующий день мчимся по скоростному шоссе до упора, а точнее, до заката. Огромный пустынный район. Из машин на дороге по большей части редкие грузовики и посты карабинеров, на которых никто не останавливает без надобности. Дорога платная, поэтому приходится останавливаться и рассчитываться у пропускных кабинок, при этом, конечно, есть сеть альтернативных дорог, но нам туда путь заказан. Любуясь горами, по ним можно ехать месяц. Останавливаемся в городке Ла Серена явно курортного происхождения, с огромными пустынными пляжами. Несмотря на дневную температуру +40 в в 20 километрах от берега, у океана довольно прохладно. Отоспавшись, на утро уезжаем в горы и карабкаемся до 2500 тысяч метров, мимо ущелий, в которых сплошные камни и виноградники, укрытые от солнца и ветра специальным материалом. Интересная особенность гор в этом месте была в том, что поднимаясь вверх, постоянно казалось что дорога ведет вниз.

Упираемся в пограничный пост на границе с Аргентиной, фотографируемся у бурной горной речки. Разговариваем с водителем запыленного грузовика, он говорит что едет из Аргентины, и дороги там по большей части грунтовые, а асфальт намного хуже, чем в Чили. И вообще, по его мнению, на мотоциклах там делать нечего. Да мы, собственно, и не собираемся, время нашего путешествия заканчивается, нужно еще до Сантьяго добраться. Разворачиваем байки на юг - что там нас ждет: дорога, аэропорт, в общем, все в обратной последовательности. Возвращаться, как всегда, не хочется, но что делать – остается рассматривать фотографии холодными зимними вечерами и вспоминать мокро-солнечную страну Чили.

Владимир Безруков